О выставке "Граница"




Инициатором передвижной выставки «ГРАНИЦА» выступил Гете институт – одна из крупнейших неправительственных организаций, занимающихся популяризацией современной культуры Германии, немецкого языка и созданием новых интернациональных и инновационных проектов, пользующихся большим вниманием, как в среде профессионалов, так и у любителей искусства. Из моей памяти всплывет множество выставочных проектов, которые мы посещали за время работы этой институции в Алматы. Это были выставки и международного и локального масштабов, откликающихся на важные и актуальные проблемы современности. Среди них и геополитические (выставка «Меняющийся мир – запечатленное время»-2009, которая является предтечей выставки «Граница-2018») , экологические («Музыка ледника» 2012-2013 гг. в Казахстане), гендерные (выставка «Женское дело», 2013»)и т.д. Выставки, инициированные Гете-институтом всегда отличаются современным качеством подачи, трендовой тематикой, исследовательским характером работ и коммуникабельной встроенностью в местные арт-сообщества.


РОЖДЕНИЕ ИДЕИ

На мой вопрос как возникла идея проекта «ГРАНИЦА» представителя Гете института ответили, что она принадлежит руководителю отдела культурных программ Астрид Веге. На протяжении долгого времени она вынашивала мысль о том, какая же тема могла бы стать для молодых художников из стран Центральной Азии и Восточной Европы наиболее интересной и, что немаловажно, объединяющей. По её задумке проект «Граница» должен был тематизировать географические и культурные границы с позиций художественного творчества, и способствовать самому разностороннему исследованию процессов, мотивов и причин возникновения этих самых границ. А еще она должна была быть мобильной!


НЕБЫВАЛАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ

О том, как стал причастен к ней архитектор и куратор Тибо де Ройтер, на открытии выставки в ГМИ им.А.Кастеева рассказал публике он лично. Четыре года назад в рамках резидентуры он исследовал наш регион, два месяца проведя в Узбекистане и Казахстане. Итогом этого исследования стало издание журнала «Алуан». На церемонии открытия выставки куратор признался, что имеет французские корни, а французы славятся тем, что считают, что современное искусство зародилось во Франции и связано с Марселем Дюшаном. Однако приехав сюда, для Тибо открылась совершено иная ситуация:

«Для человека, приезжающего из Европы это опыт, который способен изменить всю вашу жизнь. Так, оказавшись в Государственном Музее Искусств им. Кастеева, я понял, что историю современного искусства можно переписывать. На самом деле у вас есть очень много интересных художников и очень значимых имен. Я говорю именно о современном искусстве, представленного в стенах вашего музея искусств. После выпуска и презентации нашего журнала «Алуан» (основанный художницей и куратором Гайшой Мадановой в 2014 г.) четыре года назад последовало предложение от Гете-института сделать эту выставку, которое я воспринимаю как дар».

И впрямь, получить такой роскошный дивиденд от Гете-института – это уникальная возможность и, в то же время, большая ответственность! И радуют вышеприведенные слова Тибо, о том, что он увидел и оценил наше культурное наследие по достоинству. Еще бы столько тектонических сдвигов пережило за прошлое столетие наши государства, что художникам было и еще есть, что сказать миру. Но насколько оригинальны и свежи эти высказывания?


СТРАНСТВИЯ, ОТБОР, ГРАНИЦЫ

Более года Тибо де Ройтеру и его сокуратор ― Инке Арнс изучали громадную арт-сцену территорий, входивших в состав Советского Союза:

«Мы выезжали из Петербурга в Душанбе, а затем передвигались по траектории от Минска до Владивостока. После всех этих разъездов и командировок, мы определились с авторами выставки. Первоначальное названием выставки было «границЫ», а не «границА». Здесь начали возникать определенные сложности, если не сказать проблемы, потому что здесь встают самые разные региональные контексты и проблемы, такие как конфликтные отношения между Россией и Украиной, Арменией и Азербайджаном, Казахстаном и Китаем. социально экономических и тогда бы невозможно было бы сделать выставку которая бы понимала все эти проблемы. И тогда возникли бы сложности», ― но пришла идея обозначить тему в единственном числе ГРАНИЦА, что предполагало более обобщенное понятие и подход к этой теме.

На этот раз куратор решил оГРАНичить возраст участников, дабы способствовать формированию нашего будущего без утяжеленного периодом советского союза, прошлого: «Советский Союз» ― это есть ваше прошлое, но не есть ваше будущее. Поэтому я хотел работать с художниками, рожденными в 1988- 1991, чтобы убрать советское наследие в сторону, - так пояснил Тибо де Ройотер свой акцент на молодых участников в этой выставки, хотя по ходу дела, все менялось и допускались исключения.

Создание любой выставки – это невероятное приключение, а создание подобной – это мега-приключение. Можно лишь представить себе какую богатейшую информацию собрал Тибо, изъездив столько километров за этот год по постсоветским странам. Сколько любопытного и удивительного познавал он в сравнении одних стран с другими


КЕЙСЫ-СУНДУКИ

Здесь стоит отметить оригинальный прием Тибо ― разместить все собранные им произведения по этим квадратным черным кейсам, которые сами по себе и эффектный, и эффективный объект, функционирующий как мобильное упаковочное средство доставки из страны в страну, из города в город, из музея в музей. А внешне напоминает еще и приземлившийся, чужеродный в этом зале, НЛО-объект. Таким образом, он¸ как архитектор выставки, блестяще справился с институциональным заданием мобильности объектов.

Берлинский куратор решил воспользоваться известным приёмом ИНТЕРВЕНЦИИ в музейное пространство, как наиболее подходящее в музейном контексте. Так он обыграл взаимосвязь своих современных объектов с музейными полотнами и друг с другом. Так инсталляция «Сто пиал» нашла свое место напротив монументальной картины Абрама Черкасского «Жамбыл и Дина Нурпеисова», 1956 г. А интерактивный проект Фархада Марзалиева «Мугам-каораоке» разместился вблизи пейзажа с верблюдом Абдрашита Сыдыханова


ФИЛОСОФИЯ «ДРУГОГО»

Тема, избранная для выставки, в своем роде вечная. Пока живо человечество существует и это понятие «ГРАНИЦА» наряду с такими философскими категориями как «ПРОСТРАНСТВО» и «ВРЕМЯ». Актуальность этой темы сегодня связана с усилившимся вниманием к проблеме уникального, специфического, единственного, а также к проблеме «иного», «другого».


ХОДЖА НАСРЕДДИН

Об одном из этих аспектов темы в социальном его понимании следующий проект Ольги Житлиной, запущенном в 2014-м в Питере «Насреддин в России». Он представлен на выставке четырьмя высокими газетными стопками (предназначенными для раздачи публике) так же лежащими на развернутых частях короба, группой художников, они же авторы одноименной газеты:

Ольга Житлина, Айгуль Абдирасулова, Дилмурод Аминджанов, Тилло Ашуров, Нодира Вафоева, Нана Лалаян, Шухрат Мансуров, Усман Машарипов, Алишер Рахимов, Ирина Смирнова, Отабек Тураев, Сайриддин Турдиев, Мухриддин Тухтаев, Махмуджон Тухтаев, Сона Степанян, Наташа Хайруллина, Хазратали Хамидов, Абдурахим Хожиев, Кувончбек Хожиев, Олимжон Хожиев, Хасан Хохлов, Мухаммад Шамс, Хусан Ярбабаев, Андрей Якимов.

В своем издании они публикуют материалы о своих встречах-конкурсах на лучшую шутку о Насреддине. Здесь же их экспрессивные рисунки чередуются с текстами «АГЕНТСТВА УТОПИЧЕСКИХ НОВОСТЕЙ». Эта великолепная идея воплощена в таком обнадеживающем ключе с долей искристого, доброго юмора, иногда подперченного ингредиентом иронии. Мессадж независимой газеты бросает вызов обывательским стереотипам, и предлагает посмотреть на существующие российские проблемы (в том числе, и в восприятии к мигрантам) глазами суфия и мудреца Ходжи Насреддина: «со своим неунывающим нравом и острым взглядом, который очень нужен нам сегодня в России. Культурная связь между независимыми государствами почти прервалась, но, может быть, наивный мудрец или мудрый дурак ― Ходжа Насреддин не позволит нам потерять ее окончательно? Может ли смех хотя бы на время заставить людей забыть о том, что их разделяет? Могут ли богатые и бедные, полицейские и академики смеяться над одной и той же вещью?», ― вопрошает автор в своей объяснительной записке к проекту.

Эта работа меня особенно привлекла своей нетривиальностью, «не галерейностью», нацеленностью на практическое действие, обращенное напрямую к людям.


ФОКУСНИК ТИБО


Выставку «ГРАНИЦА», в идеале, необходимо смотреть и при кураторском участии, для «усвоительного» ускорения. Такова «концептуальная» природа совриска, которому трудно обойтись без кураторских пояснений и авторских комментов в объяснительных записках.

Поэтому невероятно высокая, почти долговязая фигура Тибо, облаченная в черный костюм, напоминала мне фигуру Мага, Фокусника и Жонглера, превращающего обычную музейную экскурсию в яркое и динамичное действо, своеобразный перформанс, где Он размахивая жестикулирующими руками, напоминающие трансформеры, которые вытягивались от одного проекта-фокуса к другому. А его густой клубящийся баритональный голос, гипнотизируя, распаковывал перед собравшейся публикой смыслы всех разборно-сборочных составляющих выставочного реквизита, спрятанного в черных, превратившихся в волшебные сундуки, кейсы. И вот так постепенно, под его влиянием начинал появляться контакт с объектами, поначалу, вызывавших к себе индифферентное отношение. Сегодня в век переизбытачной информации, запруженном искусством, так трудно нам стало удивлять друг другв!

Но неутомимый Тибо де Ройтер энергично перебегал от одного объекта к другому, экспрессивно тасовал то, например, открытки Александра Угая из его старого проекта «Мы из Техаса», где художник фотоинспектировал сначала жизнь южан из KZ(2002-2006), позже и сам Техас(2010). Здесь тема «границ» проходит в некоем сопоставлении» между полюсами: «Восток Запад» с колебанием стрелок компаса в руках художника в направлении «Северо-ЮГ». «В этой ироничной метафоре отразилось не столько природно-географическое сходство, провинциальность, сколько то, что люди живут здесь и там не по закону, но «по понятиям». Куратор по-своему адаптировал к масштабам кейсов и эту работу, уменьшив их масштаб и поместив фотографии в стойки для открыток, еще раз перетасовав их, как колоду карт и разложив на постаменте куба-кейса, и попробуй догадаться ― наш это Техас или их?


ОДНОТИПНЫЕ МИРЫ

Поясняя один проект за другим, куратор уводил вслед за собой толпу к прямоугольным иллюминаторам мониторов, вмонтированных в раскрытые крышки коробов, из которой струились разные и в то же время, в чем-то, однотипные миры:

То из стран теплейшей Средней Азии, где на примере старого и культового таджикского кинофильма «Я встретил девушку»,1956 года, ставшего лейтмотивным стержнем в одноименном шестиминутном видео 2014-ого, супружеской чета из Душанбе ― Аллы и Алексея Румянцевых, вскрывала регрессивные, на их взгляд, процессы в таджикском социуме. И опять-таки, в сравнительной оппозиции, через интервью с современными таджикскими девушками;

Узбекистан представляла следующая, уже более маститая пара арт-пара, которая давно перешла границу за «35» ― Умида Ахмедова и Олег Карпов. На их видео от 2007 года пожилая женщина в оранжевой жилетке, подметает президентскую трассу и в дождь, и в снег. Художники обобщают жизненный опыт героини видео, и видят в ней «одну из этих тысяч безвестных героинь, ежедневно вносивших свою скромную лепту на алтарь Каримовского величия» в частности, и алтарь власти - вообще;

Следом нас встречал короб, в котором скрывался величавый Кавказ. Здесь уже армянский монитор транслировал медитативную пешую практику «Вращение вокруг камня», аж 1976 года, в которой сам автор «бесцельно» кружит вокруг огромной скалы. Не будь этой авторской подсказки: ― «во времена социализма, на протяжении десятков лет, одинаково повторяющихся дней – такова была наша жизнь. Однообразная жизнь гонится за нами, а мы бежим за ней» (Гамлет Овсепян)» ― мне б никогда не догадаться, что послание этого видео ― это обобщенная метафора убогости социализма.


СТО ПИАЛ

Иногда куратор находил участников для выставки там, где совсем не ждал.

Так случилось, что казахская пиала с чаем у знакомых в Москве, вытащила новую участницу проекта Катю, которая родилась в Караганде и лет в 17 покинула Казахстан. Ее проект состоит из коллекции пиал, изготовленных на разных керамических заводах. О чем он, кроме теплоты азиатских «чашечно-купольных» форм?

«Когда-то для советского человека поездка в Среднюю Азию была одной из немногих возможностей увидеть другой уклад жизни, познакомиться с другой культурой; люди охотно привозили с собой домой экзотические артефакты. Идея переноса предмета из «естественной среды» в контекст, где он является диковинкой, чем-то привлекательным и одновременно инородным, активно масштабировалась – пиалы стали производиться по всему Советскому Союзу, давая возможность привнести нечто экзотическое в каждый советский дом. Сегодня собранные пиалы являются скорее одним из многочисленных символов ушедшей эпохи, напоминают об осколках советского прошлого: канула в лету идея дружбы народов; заводы, на которых были произведены многие из этих пиал, сегодня закрыты и полуразрушены», ― так объясняет Катя нехитрую идею своего проекта. Расположившись на вывернутом четырехсторонне-синем нутре черного хайтековского короба эта чуть ли не единственная работа, где присутствует осязаемое человеческое тепло с ярким этническим окрасом. Белоснежные, перевернутые основаниями вверх, ряды сияющих чашек, как вершины гор, радовали глаз посетителей, утомленных техническими средствами передачи аудио-визуальной информации, которую сгущали полотна казахстано-советских мастеров.


УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ПЛАТОК

«Все границы внутри нас», ― заявляет берлинский художник Вирон Эрол Вертэ. Он с долей юмора предлагает свое «креативное решение для разрешения дебатов о ношении женщинами головных уборов, которые до сих пор не утихают в Европе и в таких странах как Турция» Работа представляет собой многократно воспроизведенные принты платка на рулоне ткани, двух видов женских причесок с разным цветом волос. По авторскому замыслу, этот платок должен устроить все стороны этой надуманной проблемы, где каждому решать за себя – быть в ареале традиции или выйти из нее в глобальный мир, где стерты идентичности. По кайме платка на четырех языках напечатана идея этой замечательной работы: «Все границы внутри нас». Поскольку их можно было «нарезать» и уносить с собой, возле этого «сундучка» царил особый ажиотаж и суматоха! Женщины с радостью запасались платками на вынос.


КОРНЕВОЕ БУДУЩЕЕ

На вопрос московского корреспондента, в чем заключен «взгляд в будущее» заявленный в концепте к выставке, Тибо де Ройтер расстроенно ответил: «Это может немного расстраивать, но у меня есть ощущение, что будущее этих стран именно такое, «корневное»: уже сейчас оно полностью погружено в национальные традиции.

Люди из этих стран вглядываются в свои истоки, и исследуют национальную идентичность. Многие не хотят выходить «за границы» в формальном и фигуральном смысле. Например, художник из Бишкека в «Квантовой тошноте», преодолевая границы, испытывает почти сартровскую тошноту»

P/S Хотела бы добавить, что с падением берлинской стены и СССР, в мире почти не остались тайны. Все внешние границы стираются, идет процесс стирания бинарных оппозиций. Глобальный мир потребительской культуры стирает с планеты все уникальное, все «другое» и было интересно поразмышлять и об этом.

Спасибо за эту выставку всем ее создателям, мне было интересно размышлять о ней!

Зитта Султанбаева, художник, поэт, арт-критик

Фото: Абликим Акмуллаев, художник, музыкант


© 2018 Галерея «Bonum Factum».  

Ташкент, Узбекистан,ул. Садык Азимова-20,тупик-3

e-mail: vkartfact@gmail.com

+871-232-03-60

71++

  • Facebook Clean
  • Twitter Clean
  • YouTube B & W